Почему едут в оптину пустынь
Перейти к содержимому

Почему едут в оптину пустынь

  • автор:

Почему в Оптину Пустынь едут паломники со всей России

Свято-Введенская Оптина Пустынь — благодатное место, куда каждый день стекаются сотни паломников со всех концов необъятной русской земли. Раньше богомольцы, собираясь в обитель, говорили: «Еду в Оптину – за опытом!». Это означает, что люди, устав от бесконечных забот и измучившись от проблем, приезжают сюда за советом к опытным духовникам в надежде изменить свою жизнь и обрести душевный покой. Пребывая здесь, приобщаясь к присутствующей в обители благодати, паломники наполняются духовной радостью, и это чувство заставляет их постоянно сюда возвращаться. Рядом с Пустынью выстроилась даже целая деревня, где живут прихожане, не мыслящие своей жизни без обители: это, как правило, те, кто получил здесь чудесное исцеление или пришел к вере благодаря молитвам старцев.

Известный прозаик прошлого столетия Виктор Васильевич Афанасьев, принявший в 90-е годы постриг в обители, вдохновенно писал о ней: «В нашем мире, где стенает и мучится вся тварь, есть уголки, сохраненные Господом, будто осколки земного рая — как прообраз, живая икона Царствия Небесного. Милость Божия простирается над этим местом неизреченной духовной глубины и святости… Оптина Пустынь, без преувеличения, — наиболее жаркая свеча, возжженная русскими людьми пред Богом, наиболее яркий светильник Православной Руси».

Кратко об обители

Пустынь расположена в нескольких километрах от Козельска на берегу реки Жиздра. По преданию, название обитель получила от имени промышлявшего в этих краях разбойника Опты, который со временем раскаялся и принял монашеский постриг с именем Макария. На рубеже XV – XVI столетий обитель так и называли – Макарьевской.

Слово «пустынь» в старину означало уединенное поселение.

Впервые Пустынь упоминается письменно при Борисе Годунове. Тогда это были лишь небольшие деревянные постройки. Первую каменную церковь здесь начали строить почти через сто лет, в 1689 году.

Во время Северной войны монастырские дела пришли в упадок, строительство Петербурга также требовало значительных расходов. Из-за непомерных налогов братии в монастыре почти не осталось. Лишь в конце XVIII века после посещения обители митрополитом Московским и Калужским Платоном ситуация в корне изменилась. А после того, как в 1821 году здесь был основан скит, в котором селились духовно опытные старцы, Оптина Пустынь стала духовным центром Православной России.

Территория обители и сейчас поделена на две части: ту, в которую допускаются паломники, и монашеский скит. Верующие могут посещать храмы, трапезные, гостевые домики и целебные источники. Скит, по древнему уставу, открыт только для монахов.

Монастырский скит всегда окружала древесная роща, которую запрещено было вырубать, потому что «сердце» Пустыни должно быть скрыто от посторонних глаз.

Главная святыня обители – мощи преподобных старцев, подвизавшихся здесь. Великие молитвенники за Россию и ее народ, они при жизни лечили людей одним лишь прикосновением. Помогают святые угодники православным и сегодня.

Существует предание, что фотографии, сделанные космонавтами с космической орбиты, зафиксировали яркое свечение, исходящее с Земли от места расположения Пустыни. Автором этих снимков считают советского летчика-космонавта Виталия Севастьянова (1935-2010 гг.)

После случившейся 18 апреля 1993 года трагедии, унесшей в результате ритуального убийства жизни трех насельников: иеромонаха Василия, инока Трофима и инока Ферапонта, в монастыре появилось еще одно место поклонения. Верующие рассказывают об исцелениях, полученных по прошениям к новомученикам, неканонизированным официально, но почитаемым в народе. Над местом их погребения установлена памятная часовня.

Знаменита Пустынь и своими источниками. Один из них – источник преподобного Пафнутия, игумена Боровского. Паломники свидетельствуют, что молитвенное обращение к старцу Пафнутию с последующим троекратным погружением в воду облегчает болезни ног.

Бесценным сокровищем, дарованным Господом Православной Церкви, является старчество. В обители оно зародилось в 1829 году. С тех пор, по выражению монаха Лазаря (Афанасьева): «на нее обильно изливается благодать Святого Духа и вместе с тем «тихий свет» чистейшего пламени Святой Руси. Здесь все проникнуто благодатным врачующим светом». Многие люди обращаются сейчас с молитвами к святым Оптринским старцам.

Сущность старчества в том, что из монахов обители избирают одного, наиболее опытного в духовной жизни, который становится наставником братии и приезжающих сюда мирян. Старцу бывает открыта Воля Божия о каждом приходящем. Попасть к нему может всякий, но подвижник может отказать кому-то из посетителей. Если же старец дает совет, пусть даже иносказательный, верующие смиренно должны выполнить его, полагаясь на Божий Промысел о них через Своего угодника.

Всего старцев было четырнадцать. Каждого из них Господь наделил сокровенным даром: старец Нектарий был прозорливцем, старец Лев – искусным врачевателем, преподобный Иосиф несколько раз удостаивался явления Пресвятой Богородицы.

Во всем мире известен старец Амвросий, прославленный Федором Достоевским в бессмертном романе. На стене его келии братия разместила фотографии приезжавших к старцу знаменитостей. Здесь были Толстой, Соловьев, Погодин, благотворитель Перлов. 21 мая 1887 года старца посетил Великий князь Константин Константинович Романов, царственный поэт-лирик. О всех Оптинских старцах можно прочитать подробно на сайте https://pravoslavie.wiki/.

27 мая 1914 года в обитель приезжала Великая княгиня Елисавета Феодоровна. Журнал «Русский паломник», сообщая о высочайшем визите, писал: «Чудный и славный уголок России, куда стекается множество богомольцев, всякого рода скорбящих людей, Оптина пустынь пережила радостные дни, принимая в своих стенах дорогого и редкого гостя – Великую княгиню Елисавету Феодоровну, молитвенницу и подвижницу, отдавшую жизнь свою Христу и ближним. Много было богомольцев, приехавших из разных мест России, многие пришли из города Козельска и соседних деревень, услышав о приезде Великой княгини».

Последним настоятелем Пустыни, испытавшим всю скорбь разорения обители, был архимандрит Исаакий II. Тяжелый крест достался этому подвижнику. После четырехкратного заключения, 8 января 1938 года он был расстрелян и захоронен в лесу на 162-м километре Симферопольского шоссе.

Сейчас наставником монашествующих является схиархимандрит Илий (Ноздрин), духовник Патриарха Московского и Всея Руси.

Богомольцы всегда с благоговением отзывались о пребывании в этом месте. Одна мирянка высказывалась: «Тому, кто узнал эту чудную жизнь в Оптине, все в сравнении с ней кажется безобразным». А архимандрит Дамаскин (Росов) утверждал: «Если кто желает витать между небом и землей, тот должен жить в Оптиной!»

Дата публикации: 01.03.2021

Другие новости раздела

Ламинат – популярное напольное покрытие. Оно бывает разных классов, причем от этого напрямую зависят характеристики и качество.

Современные технологии не стоят на месте и позволили отделывать картон декоративными элементами, окрашивать, наносить яркие плёнки.

Поиск мебели зачастую занимает огромное количество времени: требуется подбирать её по стилю, стоимости, цветовой гамме и ещё очень большому количеству критериев. .

Пять причин посетить Оптину пустынь

Зачем люди едут в такие места, как Оптина пустынь? За верой, надеждой, чудом. Не зря говорят, даже из космоса видно, как она светится. В XIX веке паломники добирались сюда в основном по воде, и последние метры приходилось преодолевать по крутой лестнице. Это было настоящее испытание.

У Введенского монастыря особый статус, он ставропигиальный — напрямую подчиняется Патриарху Московскому и всея Руси. Последние лет двести — это еще и один из важнейших духовных центров страны.

В монастыре удачно соседствуют храмы-новоделы и церкви XIX века. Тогда обитель после нескольких столетий запустения возродилась из пепла. Было тут три престарелых монаха и один храм, пока не пришел Авраамий Огородник. «Вспахал» все, и потянулись к нему послушники. К уже стоявшему Введенскому собору добавились Казанский, Владимирский, колокольня, трапезная, которую потом перестроили в церковь в честь Марии Египетской.

Новое возрождение обители произошло уже в наше время — после советской разрухи.

2. ПРОЙТИСЬ ПО МЕСТАМ ГЕНИЕВ

Пустынь — это еще и Иоанно-Предтеченский скит, со своим уставом, мирян туда не пускают. Вход разрешен только в хибарку для гостей. Скит появился в двадцатых годах XIX века, в нем поселились монахи-от-шельники.

Если хотите узнать, как он тогда выглядел, перечитайте «Братьев Карамазовых» Федора Достоевского. Он три дня провел в пустыни, а потом описал ее в романе. И когда хибарку реставрировали, мастера опирались на строки классика.

Трижды приезжал в монастырь Николай Гоголь, шесть раз — Лев Толстой, последний — перед самой смертью, когда уже был отлучен от церкви. В одной из комнат гостевого домика на стенах висят их портреты. Заглядывали уже после Октябрьской революции Георгий Жуков и Георгий Маленков.

3. ОКУНУТЬСЯ В ИСТОРИЮ

От монастыря до Козельска — километров пять. В школьных учебниках истории центр небольшого княжества даже заслужил отдельный рассказ. Во время нашествия на Русь Батыя в XIII веке Козельск отбивался от захватчиков семь недель (это при том, что весь поход хана длился семь месяцев). Тут сложили голову сыновья Батыя. Когда он взял город, сжег его дотла, назвав «злым».

Сейчас об этой истории напоминает лишь диорама в местном музее и восстановленная смотровая площадка на месте древней крепостной стены.

В городе с населением чуть больше пятнадцати тысяч есть два прекрасных детских парка — «Три богатыря» и «Вихляндия». Второй — настоящее сказочное подворье всего на двадцати сотках. Здесь и деревянный терем, и средневековый замок с выглядывающим из окошка Кощеем, и зимняя оранжерея в виде пещеры. Есть и мост влюбленных в виде двух драконов — Катюши и Ванюши. И масса необычных деревянных скульптур. Тут даже взрослые превращаются в детей.

4. ПОПРОСИТЬ ЗАЩИТЫ У СТАРЦЕВ

Четырнадцать оптинских старцев причислили

к лику святых — уникальный случай. К ним и ездили паломники за советом. Старец Макарий помогал Гоголю. Отец Амвросий — Достоевскому.

Александр Гренков — так звали его в миру — был человеком необычным. Знал пять языков, но в молодости тяжело заболел и дал обет Богу принять постриг. Недуг преследовал его всю жизнь. Он так и не смог участвовать в длинных монастырских богослужениях. Когда к нему в келью приглашали врача, после осмотра больного тот говорил: «Если б это был обычный человек, я бы ему и часа жизни не дал». А Амвросий прожил 78 лет.

Мощи старцев расположены в храмах Оптиной пустыни, и все желающие могут попросить у них защиты.

5. ПОПИТЬ ВОДЫ ИЗ ИСТОЧНИКА

Сюда можно приехать, чтобы просто подышать свежим воздухом. Не зря же раскаявшийся разбойник Опта (в честь него и назвали пустынь) и его товарищи шестьсот лет назад выбрали эти заповедные места для своей обители. Монастырь и скит сейчас находятся на территории национального парка «Угра». Пейзажи не хуже, чем в Швейцарии. Бескрайние поля, речка Жиздра, которая петляет, словно горный серпантин. В лесу сохранились сосны, которые помнят Гоголя, Толстого, Достоевского. В нашем климате эти деревья редко живут дольше двухсот лет. А тут прекрасно сохранились.

Попробуйте воду из местных подземных источников. Самый популярный находится возле скита — Амвросиев, названный в честь старца. Источник — его ровесник. Вода в нем мягкая, молодильная, пьется легко, рука с кружкой так и тянется за добавкой.

Трапеза в монастыре — не только вкусная, но и полезная. Продукты выращены в местном хозяйстве. Тут есть и коровник, и пасека, и теплицы с овощами и зеленью, и запруда с рыбой, и пекарня.

В ПОМОЩЬ ТУРИСТУ

От Москвы до монастыря примерно 260 километров. На машине ехать около трех часов. На автобусе от автовокзала «Саларьево» — пять часов до Козельска.

От Минска — 710 километров. На машине добраться можно за восемь часов.

Проживание в гостевых домах стоит от восьмисот рублей в сутки.

Поездка в Оптину Пустынь

В Оптину пустынь мне хотелось поехать давно; очень люблю читать об Оптинских старцах, их жизни и наставлениях. От нашего храма туда организовывались поездки несколько раз, но мне все время что-то мешало поехать (наверно, маловерие это было!). Наконец, у меня выдалось более-менее свободное время. Сначала поездку отложили, затем сказали, что поездка отменяется. Узнав об этом, я расстроилась; подумала, что я провинилась в чем-то, поэтому меня уже несколько раз не пускают в Оптину. Зашла в храм, молилась перед иконой Оптинских старцев, чтобы хоть когда-нибудь мне довелось поехать. Мне показалось, что старцы смотрели на меня как-то утешающе. Дома я, как и намечала, все равно перечитывала книгу про Оптину. И оказалось, что поездка все-таки состоится!

В поездке, как обычно, не обошлось без искушений. Руководитель нашей группы в этот раз немного опоздал, говорит, долго не было транспорта. Водитель сердился. Потом, едва отъехали — оказалось, что еще две женщины опаздывают, звонят, говорят — они не там искали автобус; пришлось их ждать. Вообще всегда бывают испытания в паломнических поездках: то голова болит, то еще что-то мешает, но потом все это преодолевается, главное — решиться, ехать и верить, что все будет хорошо.

Водителя потом женщины чем-то угостили, он подобрел, сказал, что впервые везет такую группу, которая его чем-то угощает.

В дороге мы читали молитвы и акафист Оптинским старцам. Потом смотрели фильм про Оптину.

Шел снег. За окном виднелись высокие ели с заснеженными темно-зелеными лапами, старые деревянные домики, небольшая извилистая речка Жиздра. Интересно, что мы смотрим фильм про то, как русский народ приходил за советом к оптинским старцам, а за окном — простые деревянные домики, как в прежние времена.

Вдруг прямо вдали, за лесом, на холме показалась Оптина пустынь: зеленая колокольня, желтоватый, точнее, светло-оранжевый ансамбль монастыря.

Потом дорога спускается вниз с горы, виден только лес, а монастырь на какое-то время скрывается из виду.

Подъехали. Идем по дороге к Пустыни. Помолились перед воротами. Оранжевые ворота, наверху — икона Спаса Нерукотворного, еще выше — икона «Введение Богородицы во храм», это ведь Свято-Введенский монастырь (второе название).

Внутри ворот, когда входишь, справа и слева — изображения Оптинских старцев в полный рост. Как будто они приветствуют входящего при входе в обитель.

Сам монастырь небольшой (говорят, монастырское хозяйство большое здесь и всегда таким было), несколько не очень больших храмов. Но здесь очень уютно, светло. Вообще весь монастырь в такой светлой, зеленовато-желтоватой гамме, с оранжевым и голубым. На фоне снега это очень нежно смотрится. Говорят, летом здесь очень красиво, много цветов…

У каждого монастыря свой дух. Троице-Сергиева Лавра — величие старины, духовная мощь Руси. Дивеево — чудесное место, неземной красоты.

У Оптиной дух скромный, таинственный, загадочный, таящий в себе скрытую духовную силу, необыкновенно притягательный.

Началась экскурсия. Экскурсовод рассказывала нам историю Оптиной пустыни.

По преданию, монастырь был основан Оптой, бывшим разбойником, но про этого человека почти ничего неизвестно, письменных свидетельств не осталось. Известно, что после покаяния, в иночестве он носил имя Макария, поэтому пустынь называлась в древности еще Макарьевской. Считается, что основана она в 14 веке. Во время Смуты в начале 17 века все сгорело, письменных свидетельств о жизни монастыря до этого времени не осталось.

В 17–18 веках это был бедный монастырь, он был на грани закрытия, здесь жило не более семи монахов. Чудесное возрождение монастыря в конце 18-го — начале 19 века связано с именами митрополита Платона (Левшина) и митрополита Филарета (Амфитеатрова). Монастырь восстанавливали буквально из ничего. Постепенно монастырь стал укрепляться. 19 век — время расцвета Оптиной, когда в монастыре жили знаменитые старцы: Амвросий, Макарий, Варсонофий и другие.

Мы обошли храмы: главный Введенский храм, храмы Казанской и Владимирской икон Богородицы; нам подробно рассказывали про старцев.

Потом нам показывали могилы разных знаменитых людей, похороненных здесь, в том числе — братьев Киреевских, Петра и Ивана. Иван Киреевский был очень хорошо образован, в западноевропейском смысле этого слова. Женился на девушке из верующей семьи. Стал делиться с ней своими мыслями, знаниями, тем, что читал. А она и говорит: «Да ведь это все есть у Святых отцов». Приводила ему примеры. Он почитал — и действительно. У Святых отцов Восточной церкви есть ответы на все вопросы, мучившие западных философов. Киреевский стал писать обо всем этом, стал приверженцем того, что называется славянофильством.

Наш экскурсовод Людмила Владимировна рассказывала про убиенных здесь монахов — Василия, Ферапонта и Трофима. Она была здесь тогда в те дни и помнит, что пасхальная радость перекрыла, поглотила всю грусть, ведь хоронили их после Пасхи и скорбь растворилась в пасхальной радости; у всех, бывших здесь, было ощущение, что монахи теперь в царствии небесном, в вечной пасхальной радости, поэтому огорчаться не надо. Один из них, иеромонах Василий, еще раньше говорил, что хотел бы умереть под Пасхальный звон — радостнее этого ничего нет.

Мы были в келье старца Амвросия. Идти к ней нужно через лес, совсем недолго.

Домик с кельей находится рядом с Предтеченским скитом. Сам скит открывается для всех только четыре раза в год, на праздники в честь Иоанна Предтечи.

Келья старца Амвросия открыта для посетителей по выходным, с двух часов дня. Она находится в деревянном домике. Сначала входишь в ворота, потом на крыльцо, там коридор. В коридоре портрет старца Амвросия в полный рост, напротив — изразцовая печь. Видна комната с портретами старцев, но она закрыта. Проходная комната. На стене — икона «Спорительница хлебов», написанная по благословению старца Амвросия; перед этой иконой молятся о помощи в добывании хлеба насущного: на ней изображена Божья Матерь, благословляющая золотистые снопы пшеницы.

В самой келье старца Амвросия — узкая кровать, перед ней — знаменитый портрет улыбающегося старца Амвросия, лежащего на подушках. Старец все время болел, но, несмотря на это, сохранял жизнерадостность и утешал других в их скорбях. Над кроватью — портрет трех первых оптинских старцев, на стене напротив — портрет митрополита Филарета (Амфитеатрова), митрополита Калужского, затем Киевского, по благословению которого возрождалась обитель. В красном углу — икона Богородицы, икона всех Оптинских старцев, икона старца Амвросия.). Рядом с красным углом стул и тумбочка, на ней — запись, сделанная сами старцем Амвросием. Над тумбочкой портрет митрополита Филарета. Из окна виден красный храм скита, стоящий над прудом. Старец Амвросий любил смотреть на этот храм. В углу шкаф с большими старинными книгами — житиями святых, которые читал старец.

По очереди подходили к портрету старца Амвросия, который как бы встречал нас, приподнявшись на подушках, и приветливо смотрел на нас.

Потом у нас была трапеза, после которой выбор: идти на источник Пафнутия Боровского или свободное время, до вечерней службы еще почти два часа. Решила, что в следующий раз пойду на источник, так как еще хочу приезжать сюда, а в этот раз пока осмотрю все. Вообще в святых местах лучше не впадать в суетность, не пытаться сделать все за один раз; можно просто сделать то, что успеешь, а остальное — в следующий раз.

Зашла в лавку монастыря, купила фильм и книгу про монастырь, иконы, открытки, а еще маленькую картину, на которой — летняя Оптина, радостная, вся утопающая в цветах, красных, желтых, белых, розовато-сиреневых. Потом зашла в небольшой, недавно отстроенный храм Преображения. Там мощи св. старца Рафаила, а еще иконы: Матери Божьей «Живоносный источник», Св.Иоанна Предтечи; в центре — престольная храмовая икона Преображения Господня, а еще есть икона Николая Чудотворца и икона Матери Божьей «Скоропослушница».

Осмотрелась во дворе монастыря. Когда стоишь там, кажется, как будто находишься на островке рая среди земного мира. Вокруг тебя — храмы: Казанский храм, Введенский, Преображения, колокольня; а на крыше одного из монастырских зданий — ангел с трубой, который как будто зовет всех сюда.

Вошла во Введенский храм. Там было тихо, все собирались на службу в Казанском. У окна стоял священник. Я подошла за благословением, он благословил сразу, радостно, очень по-доброму осенил голову.

Подошла к мощам батюшки Амвросия — и у меня из глаз полились слезы. Захотелось рассказать ему обо всем. Поклонилась ему. Священник в это время вышел в боковую дверь на улицу и сказал кому-то по телефону: «Светлана, добрый день!» Для меня это было чудесное приветствие от батюшки Амвросия, он такой же добрый и приветливый ко мне, как и ко всем…

Иконы преподобного Амвросия висят повсюду, по всему храме. Ощущается его присутствие, вообще присутствие старцев. В храмах не только их мощи, но и иконы везде, росписи на стенах, изображающие фрагменты их жизни.

Началась служба в Казанском храме. Я стояла рядом с иконой преподобной Марии Египетской, а напротив была икона святой Екатерины. Иконы большие, святые изображены в полный рост, очень реалистично, как живые. Молимся как будто вместе со старцами, со святыми.

Службы в монастырях особенные. Стройный хор пел по-гречески: «Кирие, элейсон», «Кирие, элейсон». Я подумала, что судя по мотиву, и, по тому, что это повторялось много раз, это означает «Господи, помилуй». Спросила у нашего руководителя: так и оказалось. Поют в два хора, по очереди, антифоном. Очень красиво.

На монастырских службах молитва сама собой идет, без усилий; так легко молиться, ничто не отвлекает, как в других местах. Вспомнились многие забытые грехи, которые надо исповедать.

Священники выходили в центр храма. Один из них, в очках, был очень похож на преподобного Варсонофия. Живо еще священство на Руси, живо еще монашество, а может, и старчество… Еще есть кому молиться за нас…

Громко читали Евангелие. Одно из моих самых любимых мест. Разговор Христа с апостолом Петром: «Симоне Ионин, любишь ли Мя?»

Помню, как читал это священник в нашем храме. Видно было, что он прочувствовал это. Это же для всех священников, к ним обращено в первую очередь, к пастырям: «Паси овцы Моя». Но это вопрос и ко всем нам: «Симоне Ионин, любишь ли Мя?».

Читали житие Макария Великого. Помазывали елеем, раздавали хлеб, смоченный в вине.

После службы мы в гостинице пили чай с пирожками. Тут же познакомилась женщиной по имени Людмила, а я как раз в это время вспоминала про свою преподавательницу Людмилу Артемовну. Мне прислали сообщение мои бывшие однокурсники; я им написала, что я в Оптиной; они ответили, что как раз хотели сюда приехать. Неслучайно все именно в этот день.

У меня было ощущение, как всегда в таких местах, как в детстве. Ощущение защиты, тепла, заботы. Что ничего не надо решать самой, все решат и решат правильно, как лучше для меня, все идет хорошо, все дела благие, только плывешь по течению, смотришь — и все хорошо. Как будто я опять в детстве. И победа добра над злом в житиях. Все любят друг друга, все добрые.

Нас отвезли в гостиницу. Над ее дверями — темно-зеленые ветви елей, тяжелые от снега, очень красиво. В холле ковер со Спасом Нерукотворным.

Сама гостиница не очень богатая, более старая, чем в Дивеево, менее удобная, но можно перетерпеть все неудобства, если знаешь, зачем приехал.

Утром читали акафист перед мощами старца Амвросия. Нам раздали акафисты, мы молились вместе с братией; там были и схимники.

Так отрадно петь акафист перед мощами, как будто в присутствии старца. «Радуйся, преподобне отче наш Амвросие. ».

Прикладывались к мощам, лицо старца приоткрывают после молебна, отодвигают стекло, само лицо, конечно, покрыто зеленым воздухом, как у всех монахов. Когда прикладывались к кресту, нас окропляли водой, каждого.

Утро. Золотой ангел на крыше одного из зданий сияет в лучах солнца и трубит, зовет к службе.

Утренняя служба. Икона Спаса наверху — Он видит нас. Чистые голоса братии, опять греческие слова. Узнаю слово «Теос».

Читали Евангелие о Закхее. «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные. ».

Проповедь священника о бывшем мытаре Закхее, который увидел Христа и уверовал в него. Каждый может увидеть Христа — в Евангелии или на иконе — и уверовать в него. О Марке Эфесском, память которого также совершалась в этот день; он один стоял за чистоту веры, когда все согласились на унию с католиками.

Во время службы был открыт алтарь; было видно, как архимандрит в золотом облачении предстоит перед алтарем, а за ним — огромная икона Господа на троне. Ощущение было, что священник именно предстоит, молится за нас, от нашего лица перед Ним.

Благодарственный молебен о новоизбранном Патриархе. Архимандрит говорил, как долго на Руси не было патриархов и какая это великая милость Божья к нам, что у нас есть патриарх.

Уезжаем. Солнце сияет. Оптина видна из окна. Зеленая колокольня с голубым куполом, светло-оранжевый цвет, желтый. До свидания, Оптина! Как хочется еще приехать сюда! Надеюсь, я еще вернусь, еще побываю здесь не раз. А пока мы едем в Шамордино, в женский монастырь.

У меня был такой мир на душе, такой покой и радость! Так легко стало, как будто камень с души свалился. Так легко стало любить всех, не помнить зла… Легко переносить все, думать обо всем. И так хочется поделиться этой радостью со всеми!

Автор: Светлана Феофилактова

Путешествие в Оптину Пустынь – за уединением и опытом

Свято-Введенский ставропигиальный монастырь (официальное название обители) находится на территории национального заповедного парка «Угра» в Калужской области. Когда-то тут проходила козельская засечная черта, построенная против вражеских набегов. Знаменитый Козельск, прозванный ханом Батыем «злым» за то, что во время нашествия за Русь в 1238 году, ему пришлось потратить семь недель на его осаду (всего поход татаро-монгольского войска длился пять месяцев), прекрасно виден из Оптиной пустыни.

Из-за постоянных нашествий, а это было русское пограничье, документов о том, как тут возник монастырь, не сохранилось. Осталась только легенда, что в конце XIV века в этих местах обитал некто Опта, разбойник. История умалчивает, что с ним произошло. Но немало нагрешивший Опта вдруг раскаивается и решает уйти отшельником в лес, в те места, где сейчас находится монастырь. Уходит, видимо, не один, а с людьми, возможно, из его бывшей шайки. Принимает постриг под именем Макария. Отсюда и название Оптина пустынь – место уединенного монашеского поселения.

Первые документы об обители относятся к концу XVI века: монастырь тут был небольшой, в нем жило несколько монахов. В течение двухсот последующих лет ничего и не менялось. Разве, что при Петре Первом Оптину пустынь на два года закрыли, но потом вновь возродили.

Строитель из огородников

В конце XVIII века это был заштатный, нечем не примечательный монастырь – один из сотен, разбросанных по всей Руси. И тут с ним происходит еще одно чудо. Из Москвы в Оптину пустынь приезжает митрополит Московский Платон (Левшин). Тогда тут стоял лишь один Введенский храм и проживало несколько старичков-монахов. Платону предложили закрыть монастырь, мол, давно уже ничего тут не складывается. А монахов заберут в монастырь покрупнее, там им легче будет. «Да вы что, это место создано Богом для монастыря, – ответил митрополит. – На одном берегу реки Жиздры – Козельск, на другом – заповедный лес и монастырь».

Вернувшись в Москву, он от своей идеи не отказался. Надо было только найти человека, способного возродить обитель. Им стал Авраамий Огородник из Николо-Пешношского монастыря. Он отправляется в пустынь, после чего пишет в своем дневнике полные ужаса строки: «Не то, что строить, как тут выжить, непонятно». Но деваться было некуда. Обет послушания обязывал действовать.

За тридцать лет были выстроены все основные храмы, и монастырь выглядел практически также, как и сейчас. Самый старый собор – Введенский, самый большой – Казанский. Между ними – некрополь. Похоронены тут не только монахи, но и представители известных светских фамилий. Например, тетя Льва Толстого Александра Ильинична Остен-Сакен, его родная сестра Мария Николаевна. На могиле тетушки, которая после смерти родителей заменила ему мать, 14- летний Лев пишет эпитафию, возможно, первое известное его произведение. И свое последнее путешествие он совершит за несколько дней до своей смерти в Оптину пустынь. Хотел посетить старца в скиту, но не решился войти.

Монастырь в монастыре

В обители две части: одна для паломников – храмы, гостевые домики, трапезная и источники. Вторая – Иоанно-Предтеченский скит неподалеку: монастырь в монастыре. Сюда могут входить только монахи. Это сердце Оптиной пустыни. Там живет порядка 15-17 монахов.

Основал его 200 лет назад митрополит Киевский Филарет. Скит – деревянный, но он уцелел и дошел до наших дней. Когда-то из Рославльских лесов сюда переселились старцы. Их было 14. Кто такой старец? Духовный наставник для всей монашеской общины и для мирян. Люди, узнав, что здесь есть какие-то особые старцы, поехали в пустынь на каретах, пошли пешком за советом. Кого здесь только не было: и члены императорской фамилии, и обычные крестьяне.

Вокруг скита сосны, всего пару десятков – им за 200 лет. Солидный возраст. У нас так долго они редко растут. Эти сосны помнят приезжавших сюда Льва Толстого, Николай Гоголя, Федора Достоевского, философов-славянофилов: Ивана Киреевского и Константина Леонтьева. Многие иностранные паломники приезжают сюда именно потому, что тут бывали классики русской литературы.

Толстой посещал обитель шесть раз. То крестьянином переодевался, то в обычном образе приходил. Каждый раз встречался со старцами. «Такой великий и такой гордый человек», «Хоть и Лев, но цепи своей гордыни так и не смог разорвать», – констатировали они.

Один из самых известных оптинских старцев – Амвросий. Он говорил на пяти иностранных языках, с детства обладал феноменальной памятью. Но в юности тяжело заболел, после чего дал монашеский обет. Именно к нему приезжает Федор Достоевский после смерти 4-летнего сына Алеши. Амвросий станет прототипом старца Зосимы в «Братьях Карамазовых». Сам писатель предстает в одном из эпизодов романа в виде женщины с черным лицом, пришедшей в скит за советом, которая не может утешиться. Она рыдает, потому что у нее погиб ребенок.

Говорят, что с оптинскими старцами общался и молодой Георгий Жуков, которого Нектарий Оптинский благословил и уверенно заявил, что тому везде и всегда будут сопутствовать победы. «Ты будешь сильным полководцем. Учись. Твоя учеба даром не пройдет». К старцу Нектарию приезжал и актер Михаил Чехов, племянник Антона Павловича Чехова.

Молитва и труд все перетрут

Избушке, где они принимали гостей – хибарке старца Амвросия – уже 150 лет. Недавно тут завершили ремонт. Обстановка в ней теперь такая же, как и при Толстом и Достоевском. Есть специальная комната для приемов, сейчас на стенах в ней висят портреты известных посетителей. Раньше они могли тут переговорить со старцем наедине. Поражают небольшие по размеру кровати: одному взрослому человеку ни ног не вытянуть, ни повернуться. Но монахам не рекомендуется много спать.

Старчество было уничтожено Октябрьской революцией. На месте могил старцев разбили парк культуры. В кельях был пионерский лагерь, потом совхоз, ПТУ. Затем лагерь – для пленных поляков, потом их отсюда отправят в Катынь. Во время войны тут шли бои. И на этих же нарах оказывали помощь уже нашим раненным: тут был госпиталь.

Вернули пустынь церкви решением Совмина СССР в конце 80-х.

– Здесь были просто руины, –- рассказывает наш экскурсовод, отец Каллиник.

Восстанавливали обитель постепенно. Могилы старцев нашли не сразу. Теперь их мощи находятся в основных храмах Оптиной пустыни: например, преподобных Амвросия и Нектария Оптинских – в Введенском соборе.

Сейчас Свято-Введенский ставропигиальный монастырь – крупнейший мужской в России. Здесь — около 200 монахов и 150 трудников – в том, числе из Беларуси и Украины. Они пекут хлеб, сами шьют одежду, есть свое издательство. А еще под боком – большое подсобное хозяйство, которое по площади превосходит монастырь: тут и коровник, конюшня, зернохранилище, теплицы, пасека. Часть монахов с весны до осени работают в поле: есть храм на колесах, который привозят им, чтобы они могли помолиться. Как говорится, молитвы и труд все перетрут.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *